Категории каталога
Каталог / Наука / Новые технологии, изобретения / Роботы и искусственный интеллект / Игорь Крылов о мифе искусственного бессмертия

Игорь Крылов о мифе искусственного бессмертия

Этот вопрос непосредственно связан и с еще одним мифом о стремлении представителей человечества к бессмертию, к неограниченному продолжению своей эволюции в космосе путём экспансии в другие звёздные системы.

Так даже строятся предположения не только о возможности путешествия из одной Вселенной в другую, но и даже (подумать страшно!), о возможности создания самих Вселенных, уподобляя человечество некой якобы существующей силе, равной по возможностям самому Богу или самой природе.

Популярность научно-фантастических сюжетов о путешествиях к звёздам и другим галактикам, судя по тиражам изданий, а так же по кассовости фильмов в духе "звёздных войн", свидетельствует не только о любви обывателя к приключениям и лихо закрученным сюжетам, но и указывает на некую подсознательную тягу к подобным рассуждениям, явно опирающуюся на определённую мировоззренческую потребность.

Давным-давно, в далёкой галактике... (кадр из фильма "Звёздные войны", эпизод неизвестен).

Давным-давно, в далёкой галактике... (кадр из фильма "Звёздные войны", эпизод неизвестен).
Подобная реакция была характерна для литературы прошлого столетия, когда из одного сюжета в другой переходили различные продолжения одной и той же истории о Машине Времени.

Правда, тогда предлагался несколько иной способ воскрешения. Но всё базировалось на той же научно-технической основе и предполагаемой возможности неограниченного возвращения к началу своего рождения или перенесению своего смертного тела на миллионы лет вперёд, в будущее, где возможно уже будет изобретено средство от старения и от смерти.

Но сегодня эта волна пошла на спад, хотя проблема поиска принципа, объясняющего ситуацию нашего присутствия в безбрежных просторах Вселенной и перспектив дальнейшего развития, осталась. И не только осталась, но и нашла себе новое воплощение, породив очередную утопию, очередной — и очень жизнестойкий — Миф.

Миф, который, как не трудно предположить, будет оставаться самым лелеемым и популярным на всем протяжении нового века.

Хотелось бы разобраться в причинах тяги человека к вечной жизни в космосе и рассмотреть основательность претензий на особую его миросотворяющую роль в нём.

Вроде бы ни кто сегодня серьезно не рассматривает идею воскрешения предков. Новые достижения технического прогресса дают фантазии более разнообразную, нежели прежде, пищу.

Одной из технических "соломинок", несомненно, является так называемый искусственный интеллект (а в последние дни к этому присоединилось биотехнологическое новшество — клонирование).

Чем они так привлекательны для наиболее экзальтированных современников? Думается, в основном, тем же, чем и всегда, — возможностью придать им особую значимость, как некоему инструменту, который отвечает нашим чаяниям хоть мытьем хоть катаньем стать бессмертными.

Первый клон, говорят, уже народился.

Первый клон, говорят, уже народился.
Можно привести много трезвых суждений о том, что создание ИИ как прообраза носителя ИР на подобие головы профессора Доуэля невозможно.

Что повторить то, что создано эволюцией, под силу только самой эволюции же, или силе равной ей.

Что сама необходимость в создании чего-либо подобного человеческому разуму, как, например, в фильме Спилберга "Искусственный разум", отсутствует, и уже по этому бессмысленно говорить об этом.

Что на самом деле такое искусственно мыслящее создание может быть только не чем иным, как вычислительным устройством, чьё появление будет обусловлено необходимостью использования его именно в данном качестве.

Почему же появляется столь настойчивое желание наделить вычислительные функции интеллектуальных машин неким особым свойством — способностью быть строителем ни больше ни меньше как самой Вселенной или превращать их в продолжателей дела обычного человеческого организма?

Стоит вспомнить в этой связи и финалистскую формулировку антропного принципа, данную Ф. Типлером: "Во Вселенной должна возникнуть разумная обработка информации, и, раз возникнув, она никогда не прекратится".

Мы поступим по-другому. Постараемся проанализировать основания наличия самого такого желания и обнаружить корни этого феномена.

Начнем с парадоксального, но очевидного явления — конечности бытия отдельно взятой личности, а так же и всей популяции человеческих существ в целом.

Суть заявления такова: для нас нет никакой установки желать знать, что будет, когда нас не станет. То есть для нас как биологических существ, с позиции сохранения своей индивидуальной жизни безразлично, что будет после нашего ухода.

Так безразлично и нашим умершим предкам, что происходит с нами, их детьми. Ведь на самом деле, лежат их бренные останки в земле, или развеяны по ветру, и им абсолютно безразличны и добро, и зло, и сегодня, и вчера, и завтра, и выборы президента, и чёрная дыра, летящая в нашу сторону и якобы пожирающая всё на своем пути.

Это реальность, против этого ни чего не поделаешь. Поэтому сферу реальных жизненных интересов человека можно ограничить сроком продолжительности его жизни.

За этим сроком никаких физиологических оснований думать о самом себе в будущем и прошедшем времени у человека нет.

На основании этого можно сделать утверждение, что все усилия человека направлены на сохранение своего существования только в данный ограниченный период его пребывания в роли разумного биологического существа.

Поэтому всю его сознательную сиюминутную деятельность, активность в её разнообразных формах можно определить, как стремление обезопасить себя от воздействий враждебной ему среды посредством некоторых искусственных или естественных инструментов. Вот она наша суета сует.

Где же тут место для бессмертия? Нет у Природы цели сделать нас бессмертными. Если уж что и делать бессмертным, так саму себя, весь мир в целом. Но это тема отдельного разговора.

Легко предсказать возможные возражения, но о них несколько позже. Сначала рассмотрим психологический фактор, каковым можно объяснить, почему человек иногда вне зависимости от его профессиональной деятельности думает о будущем, в том числе о будущем человечества в контексте его бесконечного существования.

У Природы нет намерения сделать кого-либо бессмертным (кадр из фильма "Горец").

У Природы нет намерения сделать кого-либо бессмертным (кадр из фильма "Горец").
Думается что любая задача, а в данном случае это именно задача, хотя и с весьма гипотетическими и абстрактными условиями, воспринимается по инерции мозгом как команда к действию.

И при наличии самого вопроса (а он действительно объективно существует, хотя его реальное звучание радикально отличается от идеалистически-наивного) мозг начинает решать эту задачу теми средствами, которыми располагает.

А располагает он, как мы видим по массовой культуре, да и по высказываниям самих ученых, немногим. С одной стороны — религиозными догмами или, с другой стороны, мифами эпохи научно-технической революции.

Искусственный интеллект, в философско-мировоззренческом аспекте проблемы своего возникновения — это и есть современный мифологический ответ на вопрос, как будет развиваться человечество и куда оно движется.

А главное — на что оно может рассчитывать в принципе, исходя из всеобщих свойств мира, его возможности быть, наличествовать, включая в свою структуру и возможность формирования таких сложных биологических систем, которые наделены интеллектом и властью изменять сам этот мир.

Именно с учётом ответа на этот вопрос всегда строились, строятся и будут строиться различные теории будущего развития человеческой цивилизации.

Не является исключением и рассматриваемый сценарий с главными действующими лицами: ИИ и его скромными, но стремящимися к вечной жизни в делах и потомках своих изготовителями.

Очевидно, что на роль субстанции, творящей мир, взамен бездушной материи и "равнодушной природы" предлагается поставить Человека, наделённого, правда, Высшим Разумом, техническим воплощением которого может быть ИИ.

Но обескуражим не в меру сентиментальных и самовлюбленных современников тем, что и данные весьма благородные и понятные автору как такому же смертному человеку мотивы, не имеют ничего общего с какой-то якобы существующей физиологической потребностью.

Человека на самом деле интересует не будущее мира, а причины его существования.

Человека на самом деле интересует не будущее мира, а причины его существования.
А объясняются они ничем иным, как тем же стремлением ума решить задачу будущей судьбы человечества в контексте вопроса о причинах существования и организованности мира.

То есть, таких вопросов, на которые официальная наука не может дать вразумительного ответа. Поэтому они, как нарыв, всё время преобразуют любую задачу определения состояния того или иного исследуемого объекта в новый виток решения этой самой сложной мировоззренческой загадки.

Вот и ответ на вопрос: почему человек все время занят этим вопросом. Всё дело в том, что, не зная ответа на самый фундаментальный вопрос о причинах наличия и организованности мира, человек не может чувствовать себя уверенно, не может построить реалистическую картину своего существования в зависимости от всеобщих законов существования мира.

Именно отсутствие этого ответа мешает до конца понимать правила игры и действовать осмысленно и продуктивно. Именно поэтому отсутствующий элемент формирования картины дальнейшего существования общества и заставляет искать ему соответствующую замену, не особо прислушиваясь к доводам рассудка.

Не вдаваясь в подробности этого вопроса, вернёмся к тем возражениям, которые могут противопоставить противники такой "циничной" точки зрения на "проблему" бессмертия и пригодных для его достижения технических средств.

И посмотрим, а не пропустили ли мы мимо нашего внимания объективные признаки того, что может быть расценено, как черты реальной картины будущей эволюции рода человеческого.

Возражения так же очевидны. Несмотря на то, что срок жизни человека ограничен, он зачастую неосознанно делает такие действия, значение которых может быть оценено по достоинству лишь через несколько поколений.

Ярчайший пример — научная судьба академика Н.И. Вавилова. Можно для примера привести его слова: "...мне не жалко отдать жизнь ради самого малого в науке... Бродя по Памиру и Бухаре, приходилось не раз бывать на краю гибели, было жутко не раз... И как-то было даже, в общем, приятно рисковать".

Многим известным и самым обыкновенным людям свойственно самопожертвование в служении своему делу, своей семье, идеалам человечности.

В животном мире, правда, такая форма поведения весьма распространена, но она почему-то не рассматривается в качестве выполнения организмом некоего особого своего предназначения, даже когда выживание вида находится в явном противоречии с реальной потребностью организма.

Это вызывает уважение, восхищение и понимание, несмотря на всю нелепость с позиции чисто физиологической логики существования человека. Но и на это мало кто обращает внимание.

А именно в этом можно реально разглядеть признаки проявления совсем другой силы, совсем другого фактора эволюции, который не позволит рассматривать судьбу Человечества в терминах тупиковой ветви (В.М. Липунов) или "Точки Омега" (Пьер де Шарден).

Который может быть реально противопоставлен сценарию, который связан с образованием на основе обработки информации искусственного разума и формированием из человеческой цивилизации Сверх-Цивилизации...

Можно вспомнить в этой связи слова Вернадского: "Но история научного знания, даже как история одной из гуманитарных наук, еще не осознана и не написана. Нет ни одной попытки это сделать.

Только в последние годы она едва начинает выходить для нас за пределы библейского времени, начинает выясняться существование единого центра её зарождения где-то в пределах средиземноморской культуры, восемь-десять тысяч лет назад.

Мы только с большими пробелами начинаем выявлять по культурным остаткам и устанавливать неожиданные для нас, прочно забытые научные факты, человечеством пережитые, и пытаться охватить их новыми эмпирическими обобщениями".

Этот мощнейший фактор, эта мощнейшая сила, которая в ближайшие столетия всё более и более будет определять ход развития, как цивилизации, так и материи Вселенной в целом, есть ни что иное, как совокупность орудий нашего производства, орудий нашей защищенности от изменений внешней среды, орудий выживания.

Если помножить количество производимых нами технических и информационных средств на время возможного нашего существования на Земле, то легко можно придти к выводу, что эта структура, рано или поздно, станет доминирующим фактором формообразования и эволюции вещества на планете.

В отличие от человеческой биологической формы взаимодействия именно этот фактор будет реально обладать возможностью распространять свое влияние в поисках необходимых данному образованию ресурсов в просторы космоса.

Изображение галактики ESO 510-G13, полученное с помощью телескопа Hubble.

Изображение галактики ESO 510-G13, полученное с помощью телескопа Hubble.

Именно такая структура, перерастая свои возможности и обладая аппаратом самоорганизации, непременно будет вынуждена мигрировать на все ближайшие космические объекты, доступные для её выживания, или лучше сказать существования, функционирования.

Можно кричать "Ура, мы спасены, бессмертие вот оно рядом, оно здесь и сейчас!". Но воздержимся от подобного утверждения.

Увы, человечество обречено оставаться пленником своей среды, своей планеты, своей Солнечной системы. И никакие технические ухищрения не смогут продлить его биологические дни.

Человечество умрёт вместе с Солнцем. Но в этом, после всего сказанного, для нас уже нет ни той безысходности и ни той безосновательной эйфории, которые обсуждались в начале статьи.

Есть и еще один момент, который уж с оптимизмом или без оного будет воспринят читателями. Дело в том, что будущее, которое предсказывается, ни коим образом от нашего воления зависеть не будет, как не будет оно связано и с нашим сегодняшним желанием отправить наших не рождённых ещё потомков в другую Вселенную от угрозы столкновения Земли с черной дырой. Хотим мы того или не хотим, всё будет идти так, как и должно идти, естественно и неотвратимо.

Чем обернётся это непроизвольное, но неизбежное строительство универсального орудия, орудия комфорта, орудия независимости от сил стихии?

Повторимся в силу важности вопроса: обернётся это не чем иным, как созданием огромнейшей информационно-технической структуры, которая будет в миллионы раз превосходить по технической и информационной оснащённости современную.

А это значит, что человек — как биологическое существо — окажется уже не в силах контролировать её деятельность, и, рано или поздно, но неизбежно будет создана внутри этой структуры система саморегуляции, с механизмами ее контролирующими и исполняющими.

Наши игрушки, машины, еда, даже сама планета и прочие блага цивилизации будут её "отходами". Это будет самоорганизующийся процесс, который со временем вытеснит часть ресурсов этого процесса за пределы Земли, а потом и за пределы Солнечной системы.

Человечество сгинет вместе со своим Солнцем.

Человечество сгинет вместе со своим Солнцем.

То, что не способен осуществить человек, будет продолжено этими ничего не подозревающими о своей роли системами.

Уже сегодня мы можем наблюдать, как производственная необходимость заставляет человека делать то, что ему непосредственно не нужно, что может быть востребовано только другими поколениями в ходе потребления соответствующих орудий материального или духовного производства.

Так же увеличивается доля профессий по обслуживанию самих структур, обеспечивающих нашу защищённость. Нас всё более затягивает в воронку порождаемых нашим существованием процессов.

В доказательство сказанному можно отметить, что приведённый сценарий вполне соответствует требованиям попперовского "критерия научной рациональности", поскольку предсказываемые свойства не были известны заранее, их наличие не может быть объяснено на основании других принципов, и следствия их потенциально проверяемы.

Что же тогда в свете всего выше сказанного есть мечта об искусственном сверхразуме и его обладателе сверхчеловечестве? Не более чем догадка о том, что будет дальше с нашим орудием ограниченного превосходства над Природой, над той средой, из которой мы произошли.

Как было показано, весьма реален и иной ответ на вопрос о будущем ходе развития человеческой формы существования материи: создаваемый нами универсальный инструмент выживания просто таким же естественным и неотвратимым образом, "превзойдёт" своего создателя.

То есть, доведённая до логического завершения наша постоянная и направленная в одну сторону активность не может не дать определённого результата — быть может, как раз такого.

По этой причине поиски антропного основания создания ИР попросту отсутствуют в нашей практике, но они присутствуют в нашем мировоззрении, причудливым образом выливаясь в творениях научных фантастов.

Искусственное бессмертие — это миф нашего настоящего, этап осознания нашего места в структуре мира, нашего положения по отношению ко всему естественному и искусственному.

Материал предоставлен: Membrana.RU - Люди. Идеи. Технологии.

Реклама:
Где заказать рерайтинг текстов узнай на сайте eTXT.ru